По выбранному пути

deda1

Мужчина должен построить дом, посадить дерево, вырастить сына. Ровесник нашего района Михаил Константинович Сычевский с лихвой выполнил эту жизненную установку. Уже много лет стоит добротный дом на перекрестке улиц Первомайской и Петруши Кировска в окружении с любовью ухоженных деревьев. А кроме сына Михаил Константинович и Елена Якубовна вырастили двух дочерей. Сегодня чету Сычевских уже радуют 5 внуков и 3 правнука.
Наш разговор с М.К.Сычевским — о жизни, его трудовой деятельности.

— Михаил Константинович! Вы всю жизнь проработали в строительной отрасли. Откуда у Вас такая привязанность к саду, земле?
— Дело в том, что в детстве я мечтал стать агрономом, просто бредил этим. Мне нравилось работать на земле. Мы, деревенские дети, трудились в поле наравне со взрослыми. Были в работе элементы детской игры, но в целом это тяжелый крестьянский труд. Многие мои сверстники мечтали стать военными, врачами, учителями… А у меня что-то щелкнуло: буду агрономом. О чем-то другом я и не мыслил. Почему? Не могу себе ответить до сих пор.
— Однако…
— Да, в жизни все получилось по-другому. В 1959 году, заканчивая служить в армии, я подал документы для поступления в Белорусскую сельхозакадемию. Пришел вызов. Меня демобилизовали досрочно, за полтора месяца до вступительных экзаменов. По гражданке я приоделся в армии. Но нужны были деньги для поездки на экзамены. Пошел к секретарю райкома комсомола Л.Г.Здункевичу, земляку. Он позвонил председателю МСО В.М.Науменко. Я был принят временно подсобным рабочим на стройку. Наверное, чем-то заинтересовал руководителя. Он предложил направить меня в школу мастеров-строителей. Так на год я оказался в Ново-Белице, под Гомелем.
Был секретарем комсомольской организации курсов. Из 12 экзаменов только по одному получил «четверку», остальные сдал на «отлично». Параллельно освоил профессию каменщика IV разряда. Мысль об учебе на агронома как-то ушла сама собой. Да, и родные поддержали такой выбор. Особенно отец, ведь он, как и его брат Семен, был хорошим плотником. Работа с деревом — это фамильное дело. Дед Антон по линии отца, кроме столярного, в совершенстве владел бондарным ремеслом. Справедливости ради скажу, что дед по линии матери Прохор был прирожденным садоводом и неплохим кузнецом.
— Итак, выбор сделан. Как сложилась Ваша карьера строителя?
— Всю жизнь я проработал в родном районе. Хотя были неплохие предложения. После Ново-Белицы был мастером в МСО. А в июне 1961 года директор совхоза «Береснев-ский» Г.Л.Свирко сагитировал меня в хозяйство мастером-строителем, по прошествии времени назначил прорабом. Это был талантливый руководитель. Недаром из совхоза он сразу был назначен начальником управления сельского хозяйства Могилевского облисполкома, а после работал в Минсельпроде — курировал внешнеэкономические связи ведомства. До 1965 года я проработал в совхозе.
— Вам тогда уже исполнилось 30 лет. Надо было определяться и с личной жизнью…
— А мы уже давно определились.
— С кем? Расскажите, думаю, будет интересно, особенно для молодых людей.
— С Леной мы приглянулись друг другу еще в седьмом классе Столпищской школы. Оба были из этой деревни. После семилетки она поступила в Жиличский сельхозтехникум, закончила его с отличием в 1957 году и стала работать агрономом в колхозе имени Жданова. Лесник из Грибовой Слободы Никифор Кулевцов научил ее держаться в седле. Молодая девушка-агроном верхом на лошади. Днями пропадала в поле. И ждала меня. Я в это время служил в морфлоте на Балтике — гидроакустиком. В Финском заливе тралили акваторию от мин.
Расписались мы в 1958 году, когда был в отпуске. Потом начали строить дом. Конечно, было трудновато, приходилось рассчитывать только на себя. Но у меня был надежный тыл.
— Когда Вы обосновались в Кировске?
— Из совхоза «Бересневский» я перешел на работу в отдел капитального строительства райисполкома. Определенный период руководил им. В Кировск из Каплановки мы перевезли сруб дома и в 1967 году отпраздновали новоселье.
В 1970 году мне была предложена должность начальника МСО. В районе велось огромное строительство. Возводились объекты производственного и социально-бытового назначения, жилье. В организации трудилось более 300 человек. Параллельно строили собственную производственную базу и заложили жилой микрорайон для своих работников.
В этот период заочно закончил Белорусский политехнический институт по специальности промышленное и гражданское строительство.
— В Вашем послужном списке случались неожиданные повороты. Чем это можно объяснить?
— Мне сложно ответить на этот вопрос, но попытаюсь. С начальника перехожу инженером в УКС. Оттуда райком партии рекомендует на должность начальника ДЭУ-197, где проработал более 6 лет. Это был пик дорожного строительства в районе.
Понятно, что основным подрядчиком выступал тогда колхоз “Рассвет” им. К.П.Орлов-ского. Но и ДЭУ-197 не было в стороне. Оттуда я снова возвратился в УКС. А с 1997 года моя трудовая биография была связана с “Рассветом”.
Наверное, я был слишком прямолинейным. Не мог подстраиваться, не терпел профанов в любом деле. А при несправедливом, на мой взгляд, ко мне отношении вышестоящего руководства принимал решение сразу — ложил заявление на стол.
Понимаете, всего в жизни я добился своим трудом. Никто меня не “толкал”. У нас в семье было восемь детей, жили небогато. Настрадались в войну. А в день освобождения деревни от фашистов во время боя от попадания зажигательного снаряда сгорел дом. Ютились у соседа. В первый год после освобождения не пошел в школу: отец был на фронте, надо было помогать матери кормить семью. Вы когда-нибудь ели коржи из мерзлой картошки? Так жило большинство односельчан. С тех лет, наверное, и обостроенное чувство справедливости…
Григорий ДАЙНЕКО,
внештатный
корреспондент.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.